Поиском я начал заниматься четыре года назад. Попал я в это дело совершенно случайно.. Случайно? Ну так отвечает большинство людей, и да, действительно случайно. Я просто не умел разбирать автомат Калашникова, парни, которые были моими одноклассниками позвали научить меня. Это были Руслан Тинатиев и Латынин Юра, после они, как и я отправились в нашу первую экспедицию, которая была 6 июня 2015 года.
Первая экспедиция, как и у всех была незабываемой, там я познакомился со многими людьми, с которыми я и по сей день общаюсь. Там я и поднял своего первого бойца, пускай это были и не полные бойцы, там не хватало черепов. Черепов не хватало по одной причине — мародеры, черные копатели, в общем как хотите называйте их.. Есть и такие люди.. Они ищут только те места, где лежит железо, которое может представлять хоть какую-то ценность. Так вот, эти люди забирали черепа как сувенир.. Бездушные существа, не так ли?
На данный момент у меня шесть экспедиций. Некоторые бы остановились со словами: «Да нам хватит уже», или «Как я много потратил времени в своей жизни на это..», а я не сказал, да и наверное вряд ли скажу.. Что бы я делал если бы не поиск? Не знаю, наверное как и все сидел бы за компьютером летом, или просто гулял весело проводя время. Сейчас я почти полностью уделяю лето поиску и провождению в лесу. Благодаря поиску я многому научился, хоть и были моменты, когда я что-то не умел, или ошибался и иногда это могло стоить чего-то большего, чем потраченное лето..
Насчет первого бойца.. Первый боец, да и наверное каждый последующий — это буря эмоций. Эмоций, таких как: сострадание, отчаяние, веселье. Да-да, веселье. Может показаться это странно, но когда я поднимаю останки бойца, то я испытываю именно это чувство, ведь еще одного подняли, душу еще одного успокоили. Особенно это понимаешь, когда боец именной. Ты поначалу не осознаешь всю значимость этого события, ведь ты не просто поднял бойца, так он не оказался безымянным бойцом. Ты представляешь его имя родине, его близким. Я никогда не видел как ведут себя родственники погибших бойцов, которые только что узнали о том, что все же его нашли, но многое бы отдал, чтобы безымянные бойцы, которые лежат в земле все-таки обрели имя во время раскопа.

Comments are closed.